vorobeika: (new)
Thursday, January 9th, 2014 11:14 pm
На Новый Год получила набор - оздоровительную комплексную программу от Vision "Step 2 Dream".
В наборе БАДы: витамины, антиоксиданты, всякие полезные элементы, травяные чаи, и так далее, собранные в разумных комбинациях.

Я давно уже собиралась заняться собой - как минимум, витаминизироваться и принимать Q10, но обычно меня хватает на неделю, а потом забываю, забрасываю. Не хватает какого-то разумного плана и, что ли, контроля.

Ну так в этом наборе как раз есть и план, и дневник с указанием, в какой день что принимать, в общем, для такого фрика как я - то, что доктор прописал.
Программа рассчитана на сто дней, и я в течение этих дней буду периодически писать о том, как идёт, под тегом 100 дней.

Первые 30 дней - первый этап программы, называется "Молодость".
Вот такой ряд упаковок для первого этапа я разместила в ящике стола:
05_01
Read more... )
vorobeika: (itcrowd)
Wednesday, June 5th, 2013 05:19 pm
Здесь отрывки из романа А. Розова "Депортация". Иногда их хочется иметь под рукой.

Из пролога
Туристу может показаться, что здесь полнейшая свобода, не ограниченная даже элементарными приличиями. Но стоит вам нарушить малейшее из правил местной великой хартии, как репрессивный аппарат обрушится на вас всей своей мощью. Это случилось недавно с несколькими гуманитарными организациями. Полиция без предупреждения открыла огонь по мирным манифестантам, десятки людей были ранены, двое убиты. Девятнадцать авторитетных общественно-религиозных лидеров были брошены за решетку и предстали перед судом. Их организации были запрещены, имущество — конфисковано, а сами они были приговорены к смертной казни, замененной затем на немедленную депортацию.

В чем же состояло преступление этих людей? Оказывается, они всего лишь потребовали уважения к религии и морали в том объеме, который гарантируется международными актами о правах человека.


1. Хартия
— О какой свободе морального выбора можно говорить, если одно из этических учений объявлено высшим законом и обеспечено правительственным принуждением?
— Человек имеет право свободно владеть своим имуществом, верно?
— Согласен. Но какое…
— Эта камера — ваше имущество? — перебил Грендаль.
— Да, и что?
Грендаль подмигнул ему, взял камеру со стола и положил к себе на колени.
— Вот так. Теперь она моя, и я свободно ей владею. Есть возражения?
— С чего это она ваша, сен Влков?
— С того, что она у меня, вы же видите.
— Но она у вас потому, что вы ее у меня отняли, — возразил Секар.
— Вызовите полицию, — констатировал Грендаль, — Иржи, будь другом, сыграй полисмена.
Мальчик вытер измазанную кремом физиономию, наставил на Грендаля указательный палец и строгим голосом заявил:
— Вы арестованы за грабеж! Верните эту вещь владельцу и следуйте за мной!
Грендаль быстро вернул камеру на стол, поднял руки вверх и пояснил.
— Вот видите, сен Секар, в чем различие между владением своей вещью и владением чужой? Так и с моральным выбором. Он принадлежит личности, и личность может распорядиться им так и этак, как захочет и когда захочет.
— В том числе, сделать выбор в пользу патриархальной морали, — вставил Секар.
Грендаль энергично кивнул.
— Да. Но только за себя, а не за соседа. Если личность принуждает соседа к своей морали, то присваивает чужое право. Как я, в случае с вашей камерой. Никто не говорит, что запрет отбирать чужую вещь — это нигилистическое отношение к владению, верно? Говорят наоборот: что это — защита права владения. Такую же защиту Великая Хартия обеспечивает праву на моральный выбор. При чем тут нигилизм?


2. Хартия
- Давайте мысленно перенесемся на какой-нибудь из ближайших крупных островов. Ну, например, Нукуалофа. И заглянем в первое попавшееся открытое кафе у берега океана. Что мы увидим?
— Ничего особенного, — предположил репортер, — люди кушают, пьют напитки, или там…
— Мы увидим, — перебил Грендаль, — совершенно разных людей, отдыхающих согласно своему вкусу, но при этом соблюдающих необходимый минимум общих правил. Кто-то может сидеть там во фраке, кто-то — в купальнике, кто-то — в лава-лава, а кто-то — вообще голым. Это — личное дело каждого. Но никто не вправе ломать мебель или нападать на других посетителей и каждый должен платить за то, что съел и выпил. Это так, верно?
Репортер кивнул и Грендаль продолжил.
— При этом, конечно, одним людям может не нравиться внешний вид или стиль поведения других. К примеру, пуританина будут смущать раздетые натуралисты, натуралистам не понравятся мусульмане, закутанные с ног до головы в темную ткань, а мусульманам будет неприятно, что у большинства женщин открыты лица, а у многих — и другие части тела.
Каждый может поспорить с другим о вкусах и приличиях, но другой вправе остаться при своем мнении и даже вообще отказаться обсуждать эту тему, если ему не интересно. Но никто не должен навязывать свой вкус другому. Если пуританин начнет силой натягивать на натуралиста костюм, а тот начнет сдирать с пуританина одежду, то будет черт те что.
— Все так, — согласился Секар, но что, если кого-то так оскорбляет внешний вид другого, как если бы тот ударил его по лицу? Не лучше ли пойти на некоторые компромиссы?
— Не лучше, — ответил Грендаль, — граждане не обязаны терпеть неудобства из-за чьих-то неврозов, а нервного гражданина никто не заставляет бывать в общественных местах.
— Это если речь идет о пляже, — возразил репортер, — а как на счет места работы или учебы?
— Там надо работать или учиться, а не глазеть на коллег, — отрезал Грендаль, — и вообще, как сказал Ганди, пусть каждый занимается своими делами и предоставит другим заниматься своими. Иначе никакое социального регулирование не поможет…


3. Хартия
— Да, действительно… Мы говорили о патриархальных семьях в другом смысле. Я имею в виду, что у их детей нет той проблемы, которая была у детей аборигенов.
— Как же нет? — возразил Грендаль, — проблема та же самая. Дети из патриархальных семей не умеют жить в той информационной обстановке, которая есть в техногенном обществе. Вы сами говорили: для выходца из патриархального круга чей-то внешний вид — это как удар по лицу. Ребенок с патриархальным воспитанием приходит в школу — и с порога получает как бы серию пощечин. Теперь вернемся к тому пункту Великой Хартии…
— Подождите, не так быстро! — взмолился Секар, — что бы ни было написано в этом пункте, основа Великой Хартии в том, что никто не может совершать произвольное насилие над человеком!
— Произвольное объективное насилие, — уточнил Грендаль.
— А ударить по лицу — это не объективное насилие?
— Ударить по лицу — это объективное насилие. А действие, которое только для данного конкретного человека все равно, что удар по лицу — нет. Объяснить подробнее?
Секар кивнул головой, не отрываясь от ноутбука. Его пальцы летали по клавиатуре.
— Я объясню так, как объясняли мне, — сказал Грендаль, — возьмем индивида, который испытывает страдания, если кто-то наступил на его тень. В некоторых племенах тень считается частью организма, так что пример жизненный. Что нам теперь, исходить из этого обычая и защищать человеческую тень так же, как тело?
— Это неудачный пример, — сказал репортер, — какое-то вздорное суеверие…
— Именно поэтому пример удачный. Действия объективно не затрагивают тело человека, но он приравнивает их к физическому насилию. Чтобы учесть такие суеверия, придется урезать свободу передвижения людей, совершить над ними объективное насилие.


4. Хартия
— Все началось в школе. Одна семья попросила учителя запретить в классе, где учился их ребенок, авторучки с изображением поросенка из популярного мультфильма. Они были мусульмане, а у них особые табу в отношении свиньи. Учитель сказал, что такие вещи находятся в компетенции родителей. Тогда отец ребенка поднял вопрос о поросенке на родительском собрании, но сделал это недостаточно тактично. В результате ему пригрозили полицией, а об инциденте стало известно всем школьникам. Через несколько дней остальные дети пришли в классе в футболках с большим рисунком того же поросенка, да еще наклеили стикеры с тем же поросенком на все, что можно. У ребенка-мусульманина случилась истерика, а мусульманская община обратились в суд с заявлением об истязании и дискриминации. Суд опросил учителей и школьников, но не обнаружил объективных действий, которые могли бы так квалифицироваться. Разумеется, суд доставил неудобства детям и их родителям, что и вызвало, по выражению прессы «свиной бум». Пиком, как вы знаете, стали огромные резиновые свиньи, надутые гелием — многие жители подняли их над своими домами, кафе и лавками накануне Хэллоуина.
— Из-за чего и произошли стычки, потребовавшие вмешательства полиции, — добавил Секар, — разумно ли было доводить до этого?
— Разумно ли с чьей стороны? — спросил Грендаль.
— Я имею в виду, может, лучше было пощадить чувства этого мальчика и уступить в такой мелочи, как детские авторучки? Свет что ли клином сошелся на этом поросенке?
Возникла пауза. Грендаль на четверть минуты задумался, а затем сказал:
— Авторучки — детские, а проблема — взрослая. Свет всегда сходится клином на какой-то мелочи: картинках, футболках, воздушных шариках. Из этих мелочей складывается наша свобода. Мы учим детей быть свободными именно на таких мелочах. Я прочел в одной старой книжке: свобода — это возможность открыто делать то, что кому-то не нравится. По-моему, очень правильная мысль.
— А вы не боитесь, что таким путем мы отучим детей от милосердия?
— Не боюсь. К милосердию не принуждают — так я ответил доктору Ахмади. Милосердие это стремление опекать и защищать, а не подчиняться и терпеть.


5. Хартия
— Для уточнения вашей позиции я задам еще вопрос: рассказывая о свином буме, вы упомянули, что отец ребенка недостаточно тактично изложил свои претензии. А что это значит, и как он мог бы сделать это тактично?
— Он сказал примерно так: ислам учит, что свинья — нечистое животное, с этим следует считаться, вы не вправе оскорблять мою веру. Он стал диктовать свободным людям, на что они имеют право, а на что — нет. Если бы он сказал: сын очень страдает из-за этого поросенка, и, если эта картинка для вас не принципиальна, то нельзя ли попросить ваших детей писать ручками с другой картинкой — реакция, наверное, была бы другой.
— Милосердие? — спросил репортер.
— Вроде того, — Грендаль пожал плечами, — В начале-то никто и не думал терроризировать мальчика этими поросятами. Моральный террор начался только в ответ на попытку принуждения. Когда к нам в гости заходит одна милая дама, вегетарианка, мы не ставим на стол мясо. Это не из уважения к вегетарианскому учению, а просто чтобы не обидеть человека из-за ерунды.
— То есть, — сказал Секар, — если бы вегетарианцы потребовали прекратить употребление мясной пищи в общественных местах…
— …То я бы демонстративно жрал сосиски в центральном парке, — закончил Грендаль.
— А если бы они не потребовали, а попросили?
— Тогда я бы не обратил на это внимания. Каждый вправе агитировать за что хочет, в пределах допустимого Великой Хартией, но эта агитация не вызывает у меня отклика.
— Иначе говоря, вы готовы пойти на уступки обременительным для вас странностям индивида, но не общественной группы?
— Верно. Потому что каждому индивиду свойственны какие-нибудь странности, но в общественной деятельности они неуместны.



1. Права
— То есть, — уточнил он, — мы приходим к разнице между правительством и государством?
— Вот именно.
— А можешь максимально кратко напомнить эту разницу?
— Правительство обслуживает людей, а государство управляет ими.
— Пожалуй, это слишком кратко.
— То-то же, — Джелла усмехнулась, — ладно, объясняю на пальцах. Когда ты заказываешь уборку дома, тебя интересует, чтобы за определенную плату там навели чистоту и тебе по фигу, кто конкретно это сделает. Теперь прикинь, если ты заказал, кто будет делать, но не определил, что именно делать и почем. Ты вернулся домой и видишь: чистота так себе, зато книги на полках и картинки на стенах другие, чем были, ящик стола вскрыт, часть писем выброшена, а вместо халата в ванной висит пижама в клеточку. Стоимость всех этих художеств включена в счет и внизу приписка: мы решили, что так будет лучше.
— Это почему еще?
— Это потому, что у тебя похозяйничало государство. Государство — это каста, которая предписывает обществу какие угодно законы и взимает с людей какие угодно подати. Восточная деспотия делает это открыто, а западная демократия это маскирует с помощью выборов, но суть одна и та же. Государство может заставить тебя отчитываться обо всех доходах и платить в бюджет любую долю от них. Государство может навязать тебе такие правила бизнеса, что ты останешься нищим. Государство может оштрафовать тебя и твою подружку за то, что вы пьете вино и спите вместе без специального разрешения.
— То есть, государство может делать с людьми вообще что угодно?
— Йо! Собирается человек пятьсот из этой касты, штампуют специальный закон — и все.
— Но есть же выборы. Почему не избрать вместо этой касты других людей?
Джелла ответила характерным жестом, хлопнув ладонью левой руки по сгибу локтя правой, после чего пояснила:
— У тебя ни черта не выйдет. Каста пронизывает все структуры управления и все каналы массовой информации. Выборы устроены так, что шансы есть только у членов касты.


2. Права
— Вот, — продолжал Секар, — группа граждан выходит на улицу с требованием прекратить их дискриминацию по религиозным и моральным убеждениям. Что здесь неправильно?
— Уточни их требования. Что написано на транспарантах?
— Кажется так: Прекратить унижение веры. Долой культ разврата.
— Ну и при чем тут дискриминация? — спросила Джелла, — если им не нравится, как кто-то отзывается об их вере, то это их проблемы, а разврат вообще безразличен для Хартии.
— Но в их заявлении пояснялось, что они подвергаются унижению, как социальная группа.
— Бред, — отрезала она, — объектом дискриминации могут быть только конкретные люди. Никто из этих типов не был лично ограничен в правах по сравнению с другими людьми.
— Это точно? — спросил репортер.
— Абсолютно. Ни одна социальная анкета даже не содержит графы «религия». Это такой же приватный вопрос, как пищеварение.


3. Права
— Как быть, например, со школьными занятиями?
— Ты о чем?
— Об уроках биологии человека. В ряде религий это считается неприемлемым.
Джелла презрительно фыркнула.
— Бро, этот вопрос разъяснен 8 лет назад в деле Оскар. Согласно Хартии, школа служит, чтобы давать молодежи актуальные навыки и знания о природе, человеке и обществе. Для этого нужно показать свойства человеческого тела. Если в какой-то религии табу на это…
— То что делать представителям такой религии? — перебил Секар.
— Это — их проблемы. Может, у кого-то таблица умножения считается непристойной.
— Но, согласись, это означает религиозную дискриминацию.
— Нет. Если у человека в аттестате прочерки, он в худших условиях не из-за религии, а из-за отсутствия знаний. Семья Оскар ссылалась на практику стран, где не преподают то, что считается недопустимым в их религии, но суд разъяснил, что это противоречит Хартии.
— Почему?
— Потому, — сказала Джелла, — что они требовали не увеличения своих прав, а уменьшения прав остальных школьников. Они хотели не получить что-то себе, а только отнять что-то у других. Заведомо деструктивное требование. Врубаешься?

Секар почесал в затылке.
— Не уверен. А можно обратный пример на ту же тему?
— Легко. Китайцы и школьные бассейны. Когда мы подписали с Китаем договор о дружбе, в Меганезию приехало полмиллиона семей. Вдруг сюрприз: большинство их детей не умеют плавать, а ведь здесь океан для детей — это… Ну, понимаешь.
— Еще бы! — согласился репортер, — ни один школьный пикник без этого не обходится.
— Китайцы учредили родительские комитеты и забросали всех жалобами, — продолжала она, — почему на физкультуре не учат плавать? Соблюдайте Хартию! Раньше это никому в голову не приходило, обычно здесь дети учатся плавать раньше, чем ходить, а тут — факт налицо. Плавание — актуальный навык, и школа обязана этому учить.
— Выходит, эти бассейны появились из-за китайских иммигрантов?
— Выходит, так.
— То есть, — резюмировал Секар, — они требовали что-то для себя, и это конструктивно?
— Йо!


4. Права
«Хартия признает субъектом прав только человека. Если какая-то группа людей желает заявить о своих коллективных правах — она создает корпорацию, представляющую лишь тех, кто в нее вступил, и лишь по вопросам, которые он ей делегировал. Этническая или религиозная принадлежность не есть принадлежность к корпорации. Это значит, что никто не может заявлять о правах этноса или религии и выступать от имени всех лиц, к ним принадлежащих. Заявления такого рода будут игнорироваться правительством»
Верховный суд признал коммюнике соответствующим Хартии и контракту правительства.
Секар покачал головой:
— Вот уж действительно жестко.
— Йо! — согласилась Джелла, — но подход себя оправдал. Правительство открыто наплевало на требования, исходящие, якобы, от всех индусов, всех христиан или всех европейцев, и оказалось, что так называемые «все» — это кучка политических аферистов. Их взгляды не разделяются большинством культурной общины. Все здорово упростилось.


Немножко о религии
— Нормально, — согласилась она, — что там еще? Хобби — дайвинг. Религия — католицизм.
— Католицизм? — удивился репортер, — ты верующая католичка?
— А что такого? В конце концов, почему бы там, — Джелла ткнула пальцем вверх, — не быть кому-нибудь, кто сотворил эту прикольную вселенную.
— Да нет, просто ты… Скажем, так, не очень похожа…
— Фигня. Католическая церковь учит, что ему, — она снова ткнула пальцем вверх, — это все равно. У него с чувством юмора все в порядке.
— Католическая церковь так учит? — переспросил он. — Никогда бы не подумал. Ах да, вы же отделились от Ватикана.
— Точнее, мы их выгнали отсюда на фиг. Наш консультант, доктор теологии из Оксфорда, научно доказал, что римские папы — самозванцы, и написал хороший понятный катехизис на 5000 знаков. Его удобно читать на мобильнике или элноте, — Джелла постучала ногтем по электронному блокноту, — им пользуются не только здесь, но и в Южной Америке, Индии и Австралии. На сайте нашего епископства можно скачать текст и аудиофайл.
vorobeika: (milka)
Thursday, January 24th, 2013 06:43 pm
Согласно последней переписи населения (2011), в Чехии проживает 10 505 445 человек. Доля иностранцев 4%.
Среди иностранцев самая многочисленная диаспора - украинская (110 733 человек).
На втором месте словаки (79 924), потом вьетнамцы (56 716), граждане России (29 336) и Польши (18 942).

3.6 миллионов указали, что не принадлежат к какой-либо религии (это 34.2% населения).
К различным церквям и религиям себя причисляют 1.5 миллиона жителей (13.9%).
Как верующих, но не принадлежащих к конкретной церкви, себя определили 707 тысяч человек (6.7%).
4.7 миллиона человек не ответили на вопрос о вероисповедании (45.2%).

Наибольшее число приверженцев у римско-католической церкви, 10.26% (в 2001 году было 26.8%).
Следующая - протестантская церковь, 0.49%.
Гуситская церковь 0.37%.
Остальные:
- православная (~27000 членов)
- джедаи (~15000)
- свидетели Иеговы (~13000)
- братская церковь (~10000)
- христианская община (~10000)
- буддизм (6100)
- ислам (3500)
- иудаизм (1500)
- язычество (800).
vorobeika: (Default)
Sunday, November 20th, 2011 06:57 pm
События последних дней очередной раз напомнили о двух важных вещах:
1) В моей жизни нет ни одного человека, в присутствии которого я могу безнаказанно оставаться собой.
2) В моей жизни нет ни одного человека, все естественные проявления которого я могу снести, не изменив к нему отношения в худшую сторону.
vorobeika: (Default)
Sunday, November 20th, 2011 06:57 pm
События последних дней очередной раз напомнили о двух важных вещах:
1) В моей жизни нет ни одного человека, в присутствии которого я могу безнаказанно оставаться собой.
2) В моей жизни нет ни одного человека, все естественные проявления которого я могу снести, не изменив к нему отношения в худшую сторону.
vorobeika: (Default)
Wednesday, October 21st, 2009 09:52 pm
Волшебные аудиотесты
А прогресс-то есть! :) Хотя бы в чем-то

Adaptive pitch test: Accurately measure your pitch perception abilities
1.05 Hz стабильно

Musical-visual
100% (хе-ххе)

Tonedeaf Test
83.3% (тут прогресса нет)

Rhythm Test
76% (и тут не наблюдается)
vorobeika: (Default)
Wednesday, October 21st, 2009 09:52 pm
Волшебные аудиотесты
А прогресс-то есть! :) Хотя бы в чем-то

Adaptive pitch test: Accurately measure your pitch perception abilities
1.05 Hz стабильно

Musical-visual
100% (хе-ххе)

Tonedeaf Test
83.3% (тут прогресса нет)

Rhythm Test
76% (и тут не наблюдается)
vorobeika: (Default)
Tuesday, December 23rd, 2008 10:12 am
1. Продлиться
2. Приучиться пользоваться посудомоечной машиной
3. Устроить Макса в школу
4. Сделать два спектакля
5. Сдать пивные бутылки с балкона
6. На вырученные деньги сходить к чешским стоматологам или купить фотоаппарат
7. Научиться ходить на каблуках, не умирая при этом
vorobeika: (Default)
Tuesday, December 23rd, 2008 10:12 am
1. Продлиться
2. Приучиться пользоваться посудомоечной машиной
3. Устроить Макса в школу
4. Сделать два спектакля
5. Сдать пивные бутылки с балкона
6. На вырученные деньги сходить к чешским стоматологам или купить фотоаппарат
7. Научиться ходить на каблуках, не умирая при этом